Мы живем в эпоху коучей и мотиваторов. «РБК Стиль» встретился с телеведущим, писателем, видеоблогером Денисом Семенихиным, которого почти миллион его подписчиков на YouTube считают «фитнес-гуру», и узнал о силе знаний и умении превращать ноль в единицу

Спокойный и всегда готовый на диалог, атлетичный и интеллигентный — Денис Семенихин уже давно сломал все стереотипы о фитнес-гуру, мотивирующем подписчиков держать себя в тонусе и следить за питанием. В то время как одна их часть соревнуется в похвалах в духе «Скромное обаяние фитнеса», «Помогаете бороться с диванной болезнью», «Мое утро начинается с видео Дениса, а вечер заканчивается бегом», другая ждет философских рассуждений Семенихина о смысле жизни, силе духа, преодолении и познании себя.

Свой путь в индустрии Денис Семенихин начал в 1996 году, когда стал менеджером сверхпопулярной в то время сети фитнес-клубов Gold’s Gym. В 2001 году он стал президентом спортивного клуба Olympic Star. В 2007 и в 2011 написал две книги о фитнесе, в 2012 году запустил видеоблог на YouTube, а в 2016 году получил ТЭФИ за проект «Взвешенные люди». В 2017 году Семенихин создал онлайн-проект «Супертело», участники которого за кратчайшее время совершенствуют свои физические показатели, и стал его ведущим. Восемнадцатый сезон проекта стартовал 14 июня. Осенью на экраны выйдет фильм «Бодибилдер», в котором Семенихин исполнил главную роль.

У вас образование в сфере международной экономики, но работали вы всегда в индустрии фитнеса. Вас привел в нее финансовый интерес?

Нет, особой финансовой перспективы в фитнесе я не видел и поначалу даже не задумывался об этом. Это всегда было моим страстным хобби. В детстве я занимался горными лыжами. А в 15 лет начал самостоятельные силовые тренировки по утрам, на турнике по дороге в школу. Абсолютно по собственному желанию, родители меня не подталкивали. И я так полюбил это дело, что оно превратилось в сильнейшее увлечение.

Регулярность и дисциплина в тренировках помогали мне при поступлении в институт, когда нужна была перезагрузка после бесконечных занятий с репетиторами, подготовки к экзаменам. Занятий было много: литература, математика, обществоведение, английский — поступал я в Финансовую академию на МЭО (международные экономические отношения). Между занятиями подходил к турнику и подтягивался либо занимался с гантелями.

Закончив институт, я отправился в Калифорнию. У меня не было ни знакомств, ни связей, ни конкретных планов. Была небольшая сумма денег, которую я успел заработать в Москве параллельно с учебой. Мне удалось осуществить небольшой бизнес-проект — я помог знакомым открыть видеопрокат в Германии с советской классикой кино для эмигрантов. Поставил им сотни видеокассет с записью фильмов. С заработанными деньгами я и отправился в Калифорнию на поиски себя. За три года приключений перепробовал большое количество довольно простых работ: разгружал постовые машины UPS по утрам, развозил пиццу, работал вышибалой в баре, продавал спортивное оборудование, начал помогать с управлением спортклубом.

Позже в России я стал уже полноценно управлять крупными фитнес-клубами, потом сетями клубов, печататься в журналах — у меня была своя авторская полоса в Men’s Health, первом мужском журнале в стране, с самого начала его существования в течение пяти лет. Я и по сей день не считаю фитнес своей профессией. Это хобби, без которого мою жизнь уже сложно представить. Другое дело, что это не единственное мое хобби.

Как человек, у которого дед был академиком, папа — математиком, дядя — профессором, верите ли вы в важность академического образования? Насколько оно важно в современном мире?

Верю безгранично. Я фанат образования. Навсегда благодарен своей семье за детство и за сформированное отношение к знаниям, к чтению, к познанию нового. Хотя я, как и все дети, бывало и упирался — хотел гулять дни напролет, кататься на велике, играть в футбол. Просто повезло, что в моей семье страсть к обучению не навязывалась насильственно, а скорее культивировалась. Культивировалось честолюбие, которое не стоит путать с тщеславием. Если что-то делаешь, ты должен делать это хорошо, изо всех сил. Ты должен идеально разбираться в сфере, за которую берешься. И у тебя должен быть широкий спектр. Всегда. Ты не должен загонять себя в узкие рамки. Потому что есть соседние области, которые способны обогатить твое представление о любом узком направлении знаний. Сейчас, конечно, развивается специализация, и вообще мир идет по пути сужения специализации.

А сейчас вы чему-то учитесь?

Сейчас я много читаю, путешествую, погружаюсь в разные сферы, веду многочисленные собственные проекты. Из принципиально нового — скоро выйдет фильм «Бодибилдер», в котором я сыграл главную роль. Это потрясающий новый опыт, феноменальный, бесценный. Перед тем как сняться в фильме, я учился актерскому мастерству в Лос-Анджелесе в течение двух лет и в России в течение трех лет. Это было уже десять лет назад и только сейчас реализовалось. В свое время, управляя сетями спортклубов, я постоянно учился менеджменту, работе с людьми — летал по всему миру на обучение методам управления, перенимал опыт самых передовых в мире спортклубов. Побывал в разных частях света, от Исландии до Новой Зеландии, часто бывал на фитнес-конвенциях. Так однажды узнал, что в Новой Зеландии проходят занятия, на которых бывает по 300-400 посетителей единовременно, а это в начале 2000-х были уникальные числа. Сразу полетел туда перенимать опыт. Позже внедрил методы в своих клубах.

В спорте, чтобы достичь высот, нужно постоянно преодолевать самого себя. Вы часто преодолеваете себя?

Спортивные нагрузки, любые тренировки — все состоит из многократных волевых преодолений. И кому-то может казаться, что я все время живу с напряженной силой воли, но это совершенно не так. Я бы не хотел никого разубеждать, пусть люди считают, как им больше нравится. Но мне доставляют радость эти многократные повторения без очевидной награды, я научился ценить процесс. Чем хорош спорт? Тем, что у тебя есть четкие измеримые показатели. А сама тренировка — как бинарный код, когда есть либо ноль, либо единица. Чем, к примеру, спорт проще, чем жизнь? Тем, что ты не опишешь мир двоичном кодом, а в спортивном усилии все бинарно: либо сделал, либо нет. И это дает психологическую разгрузку, потому что все предельно просто — сделал/не сделал. Без оттенков. Это настолько понятно для человеческой психики и поэтому разгружает ее. Когда ты сделал, ты себе говоришь: молодец.

Звучит просто. Но как все-таки взять и сделать? Как найти мотивацию?

Приведу пример из практики австрийских и немецких спортзалов 60-х. Об этом в свое время рассказывал Арнольд Шварценеггер. На стенах висели доски, на которых ты мелом писал свое имя, план тренировки и напротив каждого упражнения — количество подходов и повторов, которые планируешь выполнить, в виде вертикальных палочек. Выполнив подход, ты перечеркивал палочку, превращая ее в плюс. Таким образом, ты постепенно двигался по плану и перечеркивал все вертикальные линии. Ни у кого бы не поднялась рука просто стереть поставленную линию. Ты должен был ее перечеркнуть. Но самое главное для тебя самого — это превращение этих палочек в плюсы, нулей в единицы. Вот про что весь тренировочный процесс. Мне очень нравится превращать эти нули в единицы. Это учит тебя мобилизоваться перед подходом, перед упражнением, перед выступлением, перед любым делом в жизни. Учит отключать все помехи, которые есть в голове — сомнения, переосмысление прошедшего дня, неудачных эпизодов.

Мы же все время перевариваем эту кашу, все время находимся в информационном шуме, в каком-то аберрированном состоянии сознания, все время у нас какие-то помехи в эфире. Ты с этими помехами не сделаешь подход. И когда я прихожу в зал, я это понимаю и отключаю. Это уже автоматический навык. У меня просто как тумблер отключается перед подходом. Я весь концентрируюсь в моменте только на выполнении простых, элементарных движений. Чтобы превратить этот ноль в единицу. После ты выходишь из зала другим человеком. Это вам расскажет, к примеру, любой бегун. Почему бег столь популярен? Ты не можешь бежать сложную дистанцию, не находясь во внутренней концентрации и тишине. Тебе придется все отключить, иначе у тебя собьется ритм, ты не будешь чувствовать свой организм, потому что ты не настроен на собственное тело.

Чем хорош спорт? Тем, что у тебя есть четкие измеримые показатели.

То есть, чтобы спорт дал эту эмоциональную разгрузку, сначала нужно сконцентрироваться на своем организме?

На тренировки любого характера ты должен быть полностью настроен, прежде всего — на тело, которое феноменально по своей организации и возможностям. Это устройство принадлежит нам с рождения. Если этот живой аппарат работает четко, ты можешь воплощать свои мечты, ты можешь заряжать людей вокруг, ты можешь давать многое своей семье и близким людям и людям в целом. И второй момент — психологический: нагружая физически свой организм, ты можешь очень круто разгружать психику и таким образом легче достигать любых целей. В течение жизни мы совершаем огромное количество действий без награды ради некоей иллюзорной мечты в будущем. И нужно учиться получать кайф от ежедневных действий, от внутренней дисциплины и ответственности перед самим собой. Это самый, наверное, драгоценный навык, которому мы можем научиться, если хотим созидать самих себя. Правда есть другой вариант — уйти с пути созидания и сидеть где-то на горе и слушать ветер. И это, кстати, тоже путь.

А вам близок такой путь? На вашем YouTube-канале многие видео теперь начинаются с размышлений на философские темы, а в последнее время во многих видео и вовсе осталась чистая философия, без фитнеса и спорта.

Я часто об этом задумываюсь, да. Но «сидеть на холме и слушать ветер» не мой путь, потому что я человек активный, и мне нравится созидание, каким бы бессмысленным оно ни казалось. Я вижу величие человеческого духа в процессе превращения нуля в единицу, в умении делать это постоянно, регулярно. И помнить при этом, что Вселенная и без этих действий совершенна. Но пусть в ней будет на одну счастливую каплю больше. И эта капля — я, вы, мы.

© Георгий Кардава

Почему сильные, созидающие люди порой сгорают в один момент — например, от инфаркта, инсульта или рака? Это кстати, часто происходит с великими спортсменами.

Я не медик, но мне кажется, что мы все хрупкие существа. Нельзя сбрасывать со счетов стрессы. Современный социум очень сложен и порой воздействует на человека чересчур агрессивно. И без внутренней защиты, которую ты сам себе должен выстроить, ты можешь не справиться. Мне помогают книги и снижение значимости собственной жизни. Когда человек возвеличивает себя, у него как следствие возрастает стресс от неудач. Нужно научиться смотреть на себя со стороны, иногда с юмором подходить к ситуациям, но при этом с благодарностью.

В одном из видео с вашим коллегой Си Ти Флетчером, всемирно известным бодибилдером, которому пересадили донорское сердце, вы затрагивали тему важности делать что-то для других, а не только для себя. Ваши инспирационные выступления — это способ дать что-то миру?

Я бы не делал такие выводы. Не нужно обольщать себя такими громкими словами. В первую очередь, я прислушиваюсь к своему внутреннему камертону, который должен резонировать с тем, что делаешь, должен ловить созвучие. И если ты испытываешь счастье в процессе делания, то все идет хорошо. Вот я вышел перед людьми, у них загораются глаза и все становится на какое-то время светлее. Не потому, что я столь хорош и что-то поменял, а потому что процессы синхронизировались, есть резонанс. Пошла волна и начался обмен энергией. Говорю это, опираясь на свою практику выступлений перед людьми. Я вижу их горящие глаза и понимаю, что происходит что-то хорошее. Это происходит в сфере энергетического, духовного. И мне становится хорошо, и людям становится лучше. Но надевать на себя корону и говорить: я могу сделать людей счастливее — это уж точно избыточные надежды. Люди найдут себе еще массу других источников эмоций и позитива без меня.

Вы часто говорите, что ваш собственный источник эмоций — это книги. Расскажите про любимые.

Их много, без них моя жизнь бы обеднела. Я читаю постоянно. Расскажу про те, что произвели на меня впечатление за последний год. Я прочел Джона Фаулза — «Волхва» и «Женщину французского лейтенанта». Открыл Джона Стейнбека, прочел «О мышах и людях», «Консервный ряд», «Грозди гнева» и даже съездил в Салинас в Калифорнии, откуда он родом. Перечитал еще и кое-что из школьной программы: «Герой нашего времени», «Историю пугачевского бунта» и «Капитанскую дочку». Сейчас взялся за «Идиота» и «Доктора Живаго». Я все время читаю биографии, недавно читал о жизни Тома Хенкса, до этого — биографию Брюса Ли. Сейчас на очереди Мэтью Макконохи и Майкл Джей Фокс. Из художественной литературы мне еще очень понравился Ирвин Ялом. Его «Лжец на кушетке» — это о психоанализе. Перечитал недавно «Графа Монте-Кристо», совершенно новыми глазами посмотрел на это произведение, которое считается подростковым. Ну, а из «фундаментальных» авторов, конечно, рекомендую Фромма, Шопенгауэра, Успенского и Гурджиева. После них можно и Кастанеду почитать, чтобы воспринимать его книги не как сказки, а как систему философских взглядов других народов.

Мы сегодня встретились в бутике Panerai. Что вас связывает с часами этого бренда?

Давняя привязанность. Это тот единственный случай, когда не бренд обратился ко мне с предложением, а я сам был инициатором сотрудничества. Panerai— это единственный часовой бренд, о котором я мечтал, еще когда не мог себе позволить столь дорогие часы. Правда, для меня это не символ роскоши. Мне близки стиль и философия бренда. Сегодня часы с точки зрения функционала — это, конечно же, вещь бессмысленная. Они перешли в зону эмоций, страсти, преклонения либо перед ценностями бренда, стилистикой, легендой, либо перед тем образом жизни, который этот бренд символизирует. Для меня Panerai символизирует силу, смелость, покорение мира, стихии, путешествия. Это символ свободы, какой я ее вижу. И плюс визуальное отличие, яркое отличие от любого другого бренда часов. Они кстати, очень кинематографичны. Сильверст Сталоне, Арнольд Шварценеггер, Джейсон Стейтем часто появляются в них на публике, причем в большинстве случаев без контрактов, а по своей инициативе. Вообще, очень много актеров, тех кого считают «крутыми ребятами», имеют часы данного бренда.

Этим часам присуща брутальность. Мне очень по душе такая металлическая конструкция на руке. Ну, и то, что они механические. В наш электронный век, в век технологий меня подкупает устройство, построенное на чистой механике, которое сможет работать в любом пространстве. Им не страшны технологические сбои, блэкауты — в этом есть что-то независимое, в какой-то мере что-то менее уязвимое, чем мир сегодня. Вроде механика проще, но, с другой стороны, она и вне времени что ли. Механические часы будут работать всегда.

© Георгий Кардава

Вы рассказывали о том, что в юности разгружали контейнеры с посылками, и в одном из видео говорили, что физический труд необходим человеку. Вы как те самые механические часы, которые работают всегда?

Интересная параллель, я не думал об этом. Я просто всегда чувствовал, что когда-то в жизни ты должен поработать и на примитивнейших работах. Может быть, это идет от Джека Лондона, которым я зачитывался в юности. Он трудился на очень примитивных работах с самого раннего возраста, зарабатывал тяжелейшим трудом, работая по 16-18 часов с 11 лет. Конечно, это было до начала его писательской карьеры. Я считаю, что если ты когда-нибудь зарабатывал деньги примитивным трудом, который не требует образования, а требует лишь физической энергии, то всегда выживешь в этом мире, тебе всегда будет от чего оттолкнуться. Вот, например, сфера, в которой я сейчас работаю. Она же построена на харизме. Чем ты можешь влиять на аудиторию, кроме аргументов? Только энергетикой, а это не описывается, не измеряется, только чувствуется. Но это все тонкие материи. Я горжусь тем «физическим» периодом своей жизни по сей день. Считаю, что именно тогда я познал себя. Это очень важный опыт.

А как вы чувствуете грань, какой опыт вам нужен, а какой нет? Например, про алкоголь, наркотики и все то, что влияет на сознание, вы очень категорично высказались в видео «Мое отношение к наркотикам. Разные группы веществ».

Мой главный критерий выбора — это свобода. Наравне с любовью эти два понятия, на мой взгляд, важнейшие для человека, хотя, конечно же, каждый понимает их индивидуально. Свобода заключается не в символах. Людям кажется, что символы свободы — это деньги и власть. Но это не свобода. И тем более наркотики — это не свобода. Свобода – это когда ты сам себе хозяин. Хозяин своего настроения, хозяин своего намерения, хозяин своего решения, хозяин своего постоянства. У меня был опыт приема разнообразных веществ — я летал в джунгли Амазонки, пробовал айваску с целью понять себя. Но жить с помощью таких веществ, как алкоголь, сигареты или наркотики, веществ, которые влияют на твое сознание, — это как раз противоположность свободы.

То есть ты мог бы мыслить ясно, но ты внедряешь в себя помеху, аберрацию. Я, конечно же, пробовал алкоголь и я прекрасно понимаю, как он воздействует. Я могу употреблять алкоголь, у меня нет никакого физиологического его неприятия. Но я тут же, буквально через пару минут начинаю чувствовать внутреннюю помеху. Это помеха для моего сознания и для моего организма, который привык к полной концентрации. Поэтому мне не нужны эти вещи.

А внутренняя дисциплина?

Дело в осознанном выборе. Я не запрещаю себе, а просто чисто логически понимаю, что это помеха. К примеру, я могу выйти сейчас на улицу, на ногах у меня отличная обувь, я отлично себя чувствую, и вдруг кто-то надевает на меня какой-то неудобный костюм медведя. Мне становится сложно идти. Зачем мне эти помехи? Вот так же с алкоголем, сигаретами и прочими веществами. Это помеха твоему организму работать на максимуме возможностей. И сейчас я не о спортивной точке зрения, а просто о жизни.

Вы верите в то, что человек развивается либо через осознание, либо через страдания?

Не задумывался над такой формулировкой. Мы часто учимся ценить что-либо благодаря потерям. Мы знаем вкус победы только благодаря поражениям. Странно повторять это в XXI веке, когда все уже было сказано за столетия до нашей эры, но эти вещи не изменятся никогда. Мы никогда не выйдем из этой парадигмы.

Все коучи сегодня так или иначе застрагивают вопрос пандемии, а вы на о ней практически ни разу не говорили.

А зачем мне о ней говорить? В мире могут происходить разные события, удивительные и непредсказуемые. Мы ими не управляем, но мы управляем собственным внутренним миром.

И никакая пандемия этому не помеха?

Да причем тут пандемия, это тот же самый внешний шум, о котором я уже говорил. Наши времена куда проще, чем времена наших бабушек и дедушек. Вы же понимаете, что они прошли через такие реалии, которые нам и в страшном сне не снились. И счастье, что мы живем в такое время, как сейчас.

То есть вы не просыпаетесь с мыслями о том, куда нас этот вирус заведет?

Я вообще об этом не думаю. Я сдал тест — у меня антитела, сдал через полгода — снова антитела еще в большем количестве. Я не болел, и откуда они берутся, я не в курсе. Чувствую себя отлично, и это самое важное.

Источник: style.rbc.ru

Вы также можете насладиться:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *